Открытие Жозефа Монье перевернуло мир

Французский садовник Монье выращивал в теплицах пальмы и отправлял для продажи в Англию. Горшки в дороге бились, пальмы погибали, садовник терпел убытки. Тогда он взял две деревянные бочки, поместил одна в другую, а промежуток между стенками залил цементом. Для придания большей прочности бетонную бочку «посадил» в каркас из железных стержней, а для красоты покрыл тонким слоем жидкого цемента. Бочка оказалась очень прочной, и Монье получил патент на изобретение. Так родился железобетон. Это было в 1867 году. В 1877 году Монье запатентовал железобетонные железнодорожные шпалы, в 1880-83 годах — железобетонные перекрытия, здания, балки, своды, мосты.

И дом, и памятник, и железная дорога…

Теперь железобетон - популярнейший материал. Монумент созидателям и строителям Москвы, например, который планируется разместить в новом квартале «Москва-Сити», будут возводить из мрамора, гранита, бронзы, хромированного металла и обязательно из железобетона – без него невозможно представить современное строительство. Даже воссоздание  дворца царя Алексея Михайловича в Коломенском не обошлось без монолитных железобетонных конструкций.

Бывшая трикотажная фабрика «Красное Знамя» в Санкт-Петербурге известна образцом архитектуры конструктивизма – силовой станцией Эриха Мендельсона. Башня должна стать скоро музеем современного искусства. Помимо мощных внешних стен на высоте нескольких этажей сохранились огромные железобетонные емкости для воды, они обеспечивали теплом всю Петроградскую сторону. Железобетон, из которого «ваялся» памятник архитектуры, стоит уже 80 лет.

Преимущество железобетона в наше время заключается в том, что материал в условиях кризиса дешевеет - в прошлом году он стоил 14 тыс. рублей за куб, а сегодня – 8-10 тысяч. Его стали активно использовать в железнодорожном строительстве - на горных участках дороги ВСЖД рельсы стали укладывать на железобетон. Здесь традиционный ремонт пути – задача сложная, а переход на бесстыковые технологии – сродни революции. За все время существования Транссиба железобетонные рельсошпальные решетки использовались впервые, но за работу дорожникам краснеть не придется - на дороге вырос грузопоток, а используемый материал легко его выдержит.

«Замораживания» не любит никто

Единственное, чего не любит  детище Жозефа Монье – простоев и «замораживания» строительства, особенно в российских условиях. Если построен фундамент и стройка уже пошла вверх, то разрушается наземная часть постройки. Выпуски арматуры при замораживании необходимо заизолировать, в противном случае они ржавеют, их нельзя использовать в дальнейшем, а при глубокой коррозии придется «вживлять» новую арматуру. Атмосферные явления и окружающая среда при замораживании строительства на длительный срок разрушают железобетон.

Вторая жизнь железобетона

Особенность любого строительства такова, что с его завершением остается большое количество строительного мусора, который, как правило, объемный, тяжелый и трудновывозимый. В наше время, когда постоянно приходится экономить, пример стране показала Казань, где    в поселке Салмачи с марта этого года заработал современный итальянский комплекс по переработке строительного мусора. Производительность его 150 тонн в час. Это позволяет утилизовать строительные отходы  большого города. Даже железобетон перерабатывается в щебень, при этом происходит одновременное отделение металла. Металл сдается для вторичного использования.    Полученный щебень пригоден в строительстве, дорожном хозяйстве и благоустройстве городских территорий. Аналогичный комплекс планируется строить в Рязани.